Пинам, Панам, Мара-Фанам

Из сборника:

В глупых историях Нуала Мак Класки иногда можно отыскать здравый смысл, если покопаться в них поглубже. Но так как копаться мы не желали (мы и так докопались до большего, чем нам бы хотелось), а со здравым смыслом мы просто не знали, что делать, рассказ Нуала о Пинаме, Панаме, Мара-Фанаме и Каллиах-Аранаме для нас, безрассудных босяков, был одновременно «и наукой и развлечением», как говорит лиса, забравшись в курятник.
Пинам, Панам, Мара-Фанам и Каллиах-Аранам владели одним пшеничным полем. Когда пшеница поспела:
— Она моя! — сказал Пинам.
— Ан нет, моя! — сказал Панам.
— К черту вас обоих, она моя! — сказал Мара-фанам.
— Пропади вы пропадом все трое, она моя! — сказал Каллиах-Аранам.
И они отправились решать эту тяжбу к лорду, владельцу поместья. И тот велел им разделить поле по бороздам и взять всем поровну, чтобы вышел справедливый дележ.
Они вернулись домой и сделали как было Сказано. Но вот те раз! Когда они разделили все борозды поровну, осталась одна лишняя.
— Она моя! — сказал Пинам.
— Ан нет, моя! — сказал Панам.
— К черту вас обоих, она моя! — сказал Мара-Фанам.
— Пропади вы пропадом все трое, она моя! — сказал Каллиах-Аранам.
И они снова отправились решать свою тяжбу к лендлорду. И тот велел им разделить борозду на копны
Они снова вернулись домой и сделали как было сказано. Но вот те раз! Когда они разделили все копны поровну, осталась одна лишняя.
— Она моя! — сказал Пинам.
— ан нет, моя! — сказал Панам.
— К черту вас обоих, она моя! — сказал Мара-Фанам.
— Пропади вы пропадом все трое, она моя! — сказал Каллиах-Аранам.
И они снова отправились решать свою тяжбу к лендлорду. И тот велел им разделить копну на снопы.
Они вернулись домой и сделали как было сказано.
Но вот те раз! Когда они разделили все снопы поровну, остался один лишний.
— Это мой! — сказал Пинам.
— Ан нет, мой! — сказал Панам.
— К черту вас обоих, он мой! — сказал Мара-Фанам.
— Пропади вы пропадом все трое, он мой! — сказал Каллиах-Аранам.
И они отправились решать свою тяжбу к лендлорду. И тот велел им разделить сноп по колоскам. Они вернулись домой и сделали как было сказано. Но вот те раз! Когда они разделили все колоски поровну, остался один лишний.
— Это мой! — сказал Пинам.
— Ан нет, мой! — сказал Панам.
— К черту вас обоих, он мой! — сказал Мара-Фанам.
— Пропади вы пропадом все трое, он мой! — сказал Каллах-Аранам.
И они отправились решать свою свою тяжбу к лендлорду. И тот велел им разделить колосок по зернышкам.
Они вернулись домой и сделали как было сказано. Но вот те раз! Когда они разделили все зернышки поровну, осталось одно лишнее!
— Это мое! — сказал Пинам.
— ан нет, мое! — сказал Панам.
— К черту вас обоих, оно мое! — сказал Мара-Фанам.
— Пропади вы пропадом все трое, оно мое! — сказал Каллиах-Аранам.
И они отправились решать свою тяжбу к лендлорду, а зернышко прихватили с собой. Лорд взял зернышко и сказал:
— Следуйте за мной!
И он отвел всех четверых к реке, к тому месту, где были страшные водовороты, и бросил зернышко в воду.
Все четверо нырнули за ним и пропали.
Таков был конец Пинама, Панама, Мара-Фанама и Каллиах-Аранама.

В старину говорили:

Дом сгорел, зато ворота целы.