Маченкат

Из сборника:

Давно это было.
Жили брат с сестрой. Отца-матери не помнили, одни в тайге выросли.

Сестра дома пищу готовила, а брат зверя промышлял. Подошла пора охотничья—брат в тайгу собрался идти.

Брат сестре наказывал:

— Маченкат, если гости будут, ты хорошо встречай. Бурундучёк придёт — накорми, сорока прилетит — накорми.

Брат ушёл. Сестра из меха шубу шить начала. Работала работала — ни сорока не прилетела, ни бурундучок не при шёл,— медведица пожаловала! В дом вошла — поклонилась

Маченкат испугалась, к печке подскочила, золы схватила — зверю в глаза бросила.

Медведица лапой прикрылась, заревела, по дорожке, по какой брат ушёл, побежала.

Время пришло — снег таять начал. Сестра брата ждёт. Сегодня ждёт и завтра ждёт. На край сухого болота вышла. Видит: будто брат идёт навстречу, вихорь-снег вдали поднимается. Думает: «Сердится, видно, на меня брат!» Смотрит, а вихорь пропал, брата не видно. Пождала, пождала, повернула лыжи обратно, пришла домой. Вечер прошёл, ночь прошла; а брата и утром нет.

Живёт Маченкат дальше. Снег совсем сходить начал. Снова она лыжи надевает, отправляется брата встречать. На болото вышла, опять то же видит: брат навстречу идёт, снег-вихорь вверх поднимается. Маченкат подумала: «Пусть сердится брат — пойду встречать!»

Доходит до того места, где вихорь поднимался, а брата здесь уже нет, как не бывало. Его лыжня заровнялась, а по ней медведь прошёл. Сестра по медвежьему следу побежала на край тайги. Видит — стоит нарта брата, а его нет нигде. Брат, видно, домой шёл, медведь его встретил. Сестра решила — искать надо брата.

...Вечером себе котомку сделала. Всю ночь не спала. Утром, только светло стало, на улицу вышла. Лыжу взяла, бросила к верховью реки. Лыжа катиться не стала, перевернулась. «Туда дороги мне нет»,— подумала сестра. Лыжу бросила к устью. Туда лыжа покатилась. Вот куда идти надо!

Маченкат на лыжи, подбитые мехом выдры, встала, по тому пути, куда лыжа покатилась, пошла.

Долго ли, коротко ли шла — вечерняя пора подходит. Дрова заготовлять для костра время настало. Переночевать надо.

Маченкат пней гнилых натаскала. Для растопки пень берёзовый сломить надо. Сломила пень — из-под него лягушка выскочила.

— Ах, какая беда! — закричала лягушка.— Ты мою избу сломала, хочешь меня заморозить?

Девушка ей говорит:

— Сломала — поправлю. Я ведь не знала, что тут твой дом...

— Давай вместе ночевать,— говорит лягушка,— сестрами будем. Я сейчас костёр разведу, воду вскипячу, еду приготовлю.

Занялась лягушка делом. Девушка смотрит — гнилушки сыплет лягушка в котёл! Говорит ей;

— Не будем гнилушки есть. Мясо сварим. У меня запас. Согласилась лягушка:

— Давай мясом поужинаем.

Сварили ужин, поели. Легли спать. Утром лягушка говорит:

— Давай поменяемся на время одеждой и лыжами.

Девушка лягушкины лыжи-голицы надела, шубу дырявую надела, а лягушка её лыжи, мехом подбитые, и соболью шубу взяла. Пошла девушка, а лыжи и не катятся. На таких сроду не ходила. Не умеет ходить на лыжах-голицах,— падает. Насилу догнала лягушку.

Лягушка радуется:

— Ой-ёй-ёй. Какие лыжи у тебя. Сами катятся! Ты, девушка, для подружки ничего не жалеешь. Срок придёт, я за это отплачу тебе.

Маченкат говорит:

— Ох, какие худые у тебя лыжи. Я все руки исцарапала. На гору не могу взобраться на таких лыжах, неподбитых.

Тут они снова поменялись всем. Лягушка свою дошонку надела, а девушка — соболью шубку.

Сварили они обед. Поели. Пошли в свой путь.

Долго ли, коротко ли шли, слышат, где-то лес рубят. Они ближе подходят. Видят, люди город большой строят. Лягушка сказала девушке:

— Сейчас нас женихи встретят. С золотыми подвязками мой жених будет, с ремёнными подвязками — твой жених.

Страницы: 1 | 2