О русском брате

Из сборника:

— Это мы лёгким делом занимались. Большое дело впереди будет. Богатырское дело, охота. На лося пойдём, на медведя пойдём с тобой, белку промышлять будем. Лук тебе сделаю, сурелы.

Выбрал отец сосну, срезал пласт, к солнцу обращенный, потом берёзовый пласт сушёный звонкий взял. Склеил их рыбьим клеем и лук стал делать сыну. Мать ему самые крепкие жилы лосиные на тетиву дала. Отец натянул лук, тронешь тетиву — она гудит, поёт будто.

— Теперь стрелы разные будем делать,— сказал отец. Достал деревянные черенки, гладко оструганные, рядом

положил. Стал наконечники для них делать.

— Тупые деревянные, тупые костяные на белку пойдут,— сказал отец,— железные наконечники на зверя надо беречь. Лося, медведя бить будем. Вот эти трёхгранные, как клнэв щелкуньи сделанные, против злых разбойников береги.

Надел отец наконечники на стрелы. Перья филина взял, черенки у стрел в три ряда оперил, чтобы полёт верный был. Отец сыну лук и стрелу с железным наконечником подаёт:

— Попробуй, сын, свою силу.

Сын лук натянул до плеча, пустил стрелу с тетивы поющей в дальнюю ель. Просвистела стрела, насквозь мягкую ель пробила, а выйти совсем не смогла, концом в дереве застряла.

— Хорошо, сынок. Глаз у тебя верный, кость в руках крепкая. Сила нарастает с годами.— Взял свой лук отец, из лосиных рогов на винтах сделанный. Взял стрелу с железным наконечником гранёным. Прицелился в сосну, чуть видную глазом, и тоже стрелу пустил. Будто ветер по тайге пошёл — деревья до земли пригнулись. Насквозь стрела сосну пробила и дальше полетела, неизвестно куда.

Взял парень отцовский лук в руки, поднимать тяжело, больше двух пудов весит. Тетиву натянул до локтя, а до плеча не осилил. Отец улыбнулся, поглядел.

— Подрастёшь, осилишь,— сказал он сыну.

Тут и зима подошла. К тому времени, как морозам большим ударить, они чум берестой на первый ряд укрыли, сверху шкурами лосиными. Землю вокруг очага в чуме звериными шкурами устлали. Снег первый пал. Отец с сыном на охоту собирались. Мать им мяса сушёного полные сумки положила.

Встали они на лыжи, выдреным мехом подбитые, и пошли в тайгу, к самой Оби, лося промышлять. На след звериный напали, по нему побежали. День гонят, другой гонят. Сын за отцом торопится, поспевает. Зверь почуял, что люди догоняют, во все длинные ноги убегать стал. По болотам сухим легко бежит. Грудью широкой молодой лесок раздвигает, через завалы в тайге стрелой перелетает. И гнилые болота его не держат — раздвоенные копыта не проваливаются. Много силы у зверя, думает: «уйду».

Однако и отец с сыном на лёгких лыжах не отстают от зверя. Тоже через леса, через болота пробиваются.

Умаялся зверь, в таёжке остановился. Глаза кровью налились. Храпит, копытом снег взметает, землю мёрзлую роет.

Увидел охотников, голову наклонил и побежал на них, остры-[и рогами сына проткнуть хотел. Натянул свой лук отец, трелу с железным наконечником пустил и прямо в грудь угодил. Пробежал зверь десять длинных шагов, упал, до охотников острые рога не дотянул.

Отец с сыном дальше по урману идут. Снегу много нападало. Ветви кедров и елей будто шапками снежными покрыты. Возле одной сосны, буреломом с корнями вывернутой, отец становился, посмотрел на сына, спрашивает его:

— Видишь, пар идёт? Берлога медвежья... Завтра добывать будем. Спит зверь.

Вечером отец рогатину сделал, а утром жердь берёзовую вырубил и заставил сына берлогу ворошить. Повернул парень два раза жердь, взревел медведь, проснулся. Рассвирепел, наверх полез. Только показался, на дыбы встал, старый охотник на рогатину принял. А медведь перешиб лапой рогатину. Однако сын изловчился — медведю под брюхо нырнул, ножом в сердце ударил. Обмяк медведь, отца из лап выпустил, только кожу с шеи содрал, пал мёртвым к ногам охотников.

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4