Сказка о жизни

Из сборника:

Это было в то время, когда печально и глухо шумела тайга.

Тогда, от края до края, в ней не было ни путей, ни дорог. Куда ни пойдёшь — лежали болота да буреломы.

Одни были дороги в тайге — реки. Да охотничьи узкие тропы иногда встречались в ней.

В весеннюю пору птицы летели к своим гнездовьям, к морю, над реками. Они боялись потеряться над тайгой — такая она была большая и дикая. И люди тоже селились по берегам быстрых таёжных рек.

Мало было людей в этом крае, и ой как плохо жили они. Люди не знали тогда, как строить дома, и ютились в берестяных чумах. От дыма костра слепли их глаза, от холода мёрзли тела, от голода было тоскливо старым и малым.

Тогда таёжных людей не называли хорошим именем — ханты. Дурные люди кричали «остяки».

Но ханты такой же народ, как и все народы. Они честна трудились: ходили в тайгу, добывали медведя и лося, белку и лисицу. Целый день мог идти хант по тайге по следу зверя. Один на один встречался в урмане с медведем. Много звериных шкур добывали смелые охотники ханты, но ой как худо они жили. Одевались в шкуры и ели мясо диких зверей и сырую рыбу.

Зато люди, которым белый царь дал власть, хорошо жили! г

Они отнимали у хантов обманом и силой дымчатые шкурки белок и бурые шкуры медведей, жирных осетров и сладкую стерлядь.

С Каждой новой зимой всё меньше становилось в Нарыме смелых охотников. Они мало видели над собой солнца и умирали от злых болезней. Ханты думали: «Скоро для всех наступит чёрная ночь и в тайге над коричневым Тымом не будет виться дым ни одного охотничьего костра».

...Где таёжная река катилась от песка к песку, в плохую осеннюю пору у бедного чума сидел маленький хант.

Худая дошонка — малица покрывала тощее тело,— кожа да кости были у мальчишки. На ногах были старые обутки — чижи. Немного ему досталось от отца с матерью. С той поры, как ушли они промышлять зверя по верховьям реки, прошло тридцать лун. Не вернулись ни отец, ни мать. Остался маленький хант сиротой. Жил он со старым дедушкой в берестяном чуме.

В ясные тихие дни садился старый человек в обласок и добывал сколько мог рыбы. Снасти у него были плохи, и хитрая рыба редко ловилась на них. Маленький хант стрелял из старого ружья птицу, прилетавшую на озёра, ставил ловушки на мелкого зверя.

Луны сменялись лунами. Снасти совсем порвались, й мало осталось пороха и свинца для ружья у старого и маленького хантов.

Все люди, видно, забыли о них.

В очаге у берестяного чума всегда тлел огонь, только редко варилась еда в. большом чугунном котле, висевшем над костром у входа.

Старик лежал на лосиных шкурах. Что делать старому человеку?

Он всё говорил:

— Шибко плохой стал. Жизнь совсем пропала! Хоть бы приехал купец Стёпка или поп Иван... Но зачем к нам приедет купец Стёпка или поп Иван, когда с нас нечего взять? Ни шкур, ни рыбы у нас нет.

А маленький хант ни разу ещё не видел ни купца, ни попа Ивана. Он спрашивал:

— Почему с нас чего-нибудь надо взять? Какой это купец Стёпка, дедушка?

— Я, однако, по своей шее знаю, какой этот купец Стёпка,— кряхтел старый человек.— Он всю жизнь обирал меня. Раньше я был молодой и сильный, легко догонял на лыжах самого быстрого лося. Ни одна белка не уходила от меня. Я добывал много, много шкур разных зверей. Но я был таким же бедным, как сейчас. Ты, может быть, спросишь почему? Ты видел птицу кедровку? Плохая птица! Она выбирает все орехи из дупла у белки и бурундука. Она обворует кого хочешь. Лишь бы ей было хорошо жить. Вот такой, как кедровка, и Стёпка-купец.

Маленький хант знал жирную вертлявую кедровку.

— Он к нам сейчас не придёт,— сказал опять старик.--У нас с тобой нет ни соболей, ни белок. Ой, если бы у нас были шкуры! Купец привёз бы сюда пёстрого ситцу, гнилой муки и водки пополам с табаком. Он напоил бы старика пьяным, забрал все шкуры и уехал. Чтобы совсем не пропал хант, Стёпка оставил бы муки на лепёшки, немножко пороха и свинца — пусть старик стреляет зверя. На будущий год опять приехал бы купец, забрал бы все шкуры, увёз их в большое селенье, где много каменных чумов, и продал бы за много, много денег... Ты, однако, совсем не знаешь и попа Ивана... Он всегда пугает страшным богом, который убивает всех, кто не верит в него. Поп Иван говорит — бедным на небе будет лучше. Он говорит: «Если будешь плохо жить на земле, хорошо будет на небе».

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4