Как Братец Черепаха всех удивил

— Скажи, дядюшка Римус, — спросил раз мальчик, забравшись на колени к старому негру, правда. Братец Кролик был хитрее всех-всех? Хитрее Братца Волка, и Братца Опоссума, и Старого Лиса?
— Только не хитрее Братца Черепахи, — подмигнул старик, выворачивая карманы — сперва один, потом другой, чтобы набрать табачных крошек для своей трубки. — Потому что самым хитрым из всех был Братец Черепаха!
Старик набил свою трубку и закурил.

— Вот послушай, сынок, — сказал он. — Послушай, как хитер был маленький Братец Черепаха. Вздумалось как-то Матушке Мидоус с девочками варить леденцы. И столько соседей собралось на их приглашение, что патоку пришлось налить в большой котел, а огонь развести во дворе.

Медведь помогал Матушке Мидоус таскать дрова, Лис смотрел за огнем, Волк собак отгонял, Кролик тарелки смазывал маслом, чтобы леденцы к ним не пристали.

А Братец Черепаха тот вскарабкался на кресло и обещал присматривать, чтобы патока не убежала через край.
Сидели они все вместе и друг дружку не обижали, потому что так заведено было у Матушки Мидоус: кто придет, оставляй все раздоры за дверью.
Вот сидят они, болтают, а патока уже пенится понемножку и клокочет. И каждый стал тут хвалиться собой.
Кролик говорит — дескать, он всех быстрей, а Черепаха знай покачивается в кресле да посматривает на патоку.
Лис говорит — он всех хитрее, а Черепаха знай покачивается в кресле.
Волк говорит — он самый свирепый, а Черепаха знай покачивается и покачивается в кресле.
Медведь говорит, что он всех сильнее, а Братец Черепаха все покачивается да покачивается. Потом прищурил глазок и говорит:
— Похоже на то, что я, старая скорлупа, уж и не в счет? Ну нет! Даром, что ли, доказал я Братцу Кролику, что есть бегуны получше его? Вот захочу, докажу Братцу Медведю, что со мной не сладить.
Все ну смеяться и хохотать, потому что с виду Медведь уж очень силен. Вот Матушка Мидоус встает и спрашивает, как хотят они меряться силами.
— Дайте мне крепкую веревку, — сказал Братец Черепаха, — я уйду под воду, а Братец Медведь пусть попробует вытащить меня оттуда.
Все опять — хохотать, а Медведь встает и говорит:
— Веревки-то у нас нет.
— Да, — говорит Братец Черепаха, — и силенки тоже.
А сам покачивается и покачивается в кресле да посматривает, как кипит и клокочет патока.
В конце концов Матушка Мидоус сказала, что, так и быть, одолжит им свою бельевую веревку и, пока леденцы будут стынуть в тарелках, они могут пойти к пруду и поразвлечься.
Братец Черепаха и всего-то был с ладонь, так что очень смешно было слушать, как он хвалится, что перетянет Братца Медведя.
И все отправились к пруду.
Братец Черепаха выбрал местечко по вкусу, взял один конец веревки, а другой протянул Медведю.
— Итак, леди и джентльмены, сказал он, — вы все с Братцем Медведем идите вон в тот лесок, а я остаюсь здесь. Как я крикну, пусть Братец Медведь тянет. Вы все беритесь за тот конец, а с этим я в одиночку управлюсь.
Ну, все ушли, и Братец Черепаха остался у пруда один. Тут он нырнул на дно и привязал веревку крепко-накрепко к большущей коряге. Потом поднялся и крикнул:
— Тащи!

Обмотал Братец Медведь веревку вокруг руки, подмигнул девочкам да как дернет! Только Братец Черепаха не поддался. Взял Медведь веревку двумя руками да как рванет! А тот опять не поддается. Тогда обернулся Медведь и перекинул веревку через плечо и собрался было пойти прочь вместе с Братцем Черепахой, да не тут-то было: Братец Черепаха — ни с места!
Братец Волк не утерпел и стал помогать Братцу Медведю. Но толку в этом было мало. Все они взялись за веревку и ну надсаживаться. А Братец Черепаха кричит:
— Эй, вы, там! Почему так плохо тянете?
Увидел Братец Черепаха, что они бросили тащить, нырнул и отвязал веревку. А пока они подошли к пруду, он уж сидит на бережку как ни в чем не бывало.
— Последний раз, как ты дернул, чуть не одолел меня, — говорит Братец Черепаха. — Ты очень силен, Братец Медведь, но я все-таки посильнее!
Тут Медведь поворачивается к Матушке Мидоус и говорит:
— Что-то у меня слюнки текут! Наверно, леденцы уже остыли.
И все принялись за леденцы, а старый Братец Медведь набил ими полный рот и громко захрупал, чтобы никому не слышно было, как смеется над ним Братец Черепаха.

Старик замолчал.
— Как только веревка не порвалась… — задумчиво сказал мальчик.
— Веревка! — воскликнул дядюшка Римус. — Милый мой, да ты знаешь, какие тогда были веревки? У Матушки Мидоус такая веревка была — хоть быка на ней вешай!
И мальчик охотно поверил дядюшке Римусу. Уже было совсем темно на дворе, когда Джоэль обнял старого негра и сказал ему: «Спокойной ночи».
— Как много сказок ты знаешь, дядюшка Римус! — вздохнул мальчик, которому очень не хотелось расставаться со стариком. — А что ты мне завтра расскажешь?
Дядюшка Римус лукаво улыбнулся:
— Вот уж не знаю, сынок. Может быть, я расскажу тебе, как Братец Кролик напугал своих соседей. Или про то, как Братец Лис поймал Матушку Лошадь. Или про то, как Медвежонок нянчил маленьких крокодилов. Много есть сказок на свете. А теперь беги, дружок, пусть тебе снятся хорошие-хорошие сны.

Страницы: 1 | 2