Корова Братца Кролика

— Однажды возвращался Братец Волк с рыбной ловли, — начал дядюшка Римус, задумчиво глядя на огонь в очаге. — Связку рыбы перекинул через плечо и трусил по дороге. Вдруг Матушка Перепелка вспорхнула из кустов и захлопала крыльями у него под носом. Братец Волк подумал, что Матушка Перепелка хочет увести его подальше от своего гнезда. Кинул он свою рыбу наземь — и в кусты, туда, откуда вылетела Перепелка.

А как раз в эту пору случился тут Братец Кролик. Вот она — рыбка, а вот он — Кролик. Уж конечно, не такой человек Братец Кролик, чтобы пройти мимо рыбы, закрывши глазки.
Воротился Волк к тому месту, где оставил связку, а рыбки-то и нет. Сел Волк, поскреб в затылке, подумал-подумал, и пришло ему на ум, что Братец Кролик бродит тут, по соседству.
Пустился Волк со всех ног к дому Братца Кролика.

— А ведь ты говорил, дядюшка Римус, что Волк боялся Кролика с тех пор, как Кролик ошпарил его кипятком? — перебил Джоэль старого негра.
Дядюшка Римус даже лоб наморщил от досады.
— Ай-яй-яй! — заворчал он, покачивая головой. — Всегда эти мальчишки спорят и спорят. Они думают, что все знают лучше нас, стариков.
— Так ведь ты сам говорил, дядюшка Римус!
Но старик не смотрел на мальчика. Он будто и не слышал его. Дядюшка Римус наклонился и стал шарить рукой под стулом, среди обрезков кожи. А сам все продолжал ворчать под нос:
— Прямо беда теперь с детьми. Ты думаешь, что они маленькие, а они вон какие! — Тут он вытащил из-под стула красивый кнутик, сплетенный из ремешков, с красной кисточкой на конце. — Я вот сделал кнутик для одного мальчика, а он уж вон какой вырос, лучше меня все знает!.. Куда ему теперь кнутик!.. Придется отдать этот кнутик кому-нибудь другому.
Тут у Джоэля на глазах блеснули слезы, а губы дрогнули. Дядюшка Римус сразу растаял.
— Ладно, ладно, сынок, — сказал он, ласково похлопывая мальчика по руке. — Не обижайся на старого дядюшку Римуса. О чем это мы толковали? Как у Братца Волка рыба пропала и Волк пустился со всех ног к дому Братца Кролика.

Прибегает, а Кролик и слыхом не слыхал ни про какую рыбу. Волк кричит:
— Не отпирайся, Братец Кролик!
А Кролик и знать ничего не знает. Волк на своем стоит.
— Никто, — говорит, — как ты, Братец Кролик, стащил мою рыбу!
Тут Братец Кролик обиделся.
— Если так, — говорит, — если ты уверен, что это я взял рыбу, бери, убивай любую мою корову!
Братец Волк поймал Братца Кролика на слове, пошел на выгон и зарезал самую лучшую его корову. Братцу Кролику ох как горько было расставаться со своей коровой! Но он придумал одну штуку и шепнул своим деткам:
— Не горюйте, ребятки, мясо-то будет наше!
Он прискакал сломя голову и крикнул Волку, что охотники рыщут вокруг.
— Беги прячься, Братец Волк, — сказал Кролик, — а я побуду пока здесь, постерегу корову.
Только услыхал Волк про охотников — сразу в кусты. А Братец Кролик живехонько ободрал корову и просолил шкуру, а тушу всю раскроил и повесил в своей коптильне. Потом взял коровий хвост и воткнул его концом в землю. Покончил с коровой, кличет Волка:
— Скорей сюда, Братец Волк! Скорей сюда! Твоя корова удирает в землю. Скорей сюда!
Волк прибегает, глядь — Кролик сидит, ухватился за коровий хвост, чтобы хвост не ушел в землю.
Подоспел к нему Волк на помощь, как потянули они вдвоем за хвост — вырвали хвост из земли.
Братец Кролик поглядел на него и говорит:
— Ох, досада какая! Хвост оборвался, а корова ушла!
Но Братец Волк не хотел отступаться от своего добра. Он взял лом, и мотыгу, и лопату и копал, чтоб отрыть эту корову. А старый Кролик сидел у себя на завалинке, покуривал сигару. Каждый раз, как ударит Волк мотыгой, Братец Кролик шепнет своим деткам:
— Роет, роет, роет, а мяса-то нету! Роет, роет, роет, а мяса-то нету!
Потому что мясо давно лежало в коптильне. И долго-долго Братец Кролик и все его детки лакомились жареной говядиной всякий раз, как побегут у них слюнки.

— А теперь, сынок, возьми этот кнутик, — прибавил старик, — и скачи домой. Можешь сказать своей маме, чтобы она постегала тебя им в следующий раз, когда ты заберешься в банку с сахаром.
Сказка про маленьких крольчат

У Братца Кролика были хорошие детки. Они слушались маму и папу с утра и до самой ночи. Старый Кролик скажет им: «Лежи!» — они лежат. Матушка Крольчиха скажет им: «Беги!» — они бегут.
Они никогда не сорили в доме, а под носом у них было всегда сухо.
Тут Джоэль невольно поднял руку и вытер кончик носа рукавом.
— Это были очень хорошие детки, — продолжал старик. — А были бы они непослушными, им бы давно конец пришел — в тот самый день, когда Старый Лис забрался в дом к Братцу Кролику.
— А как это было, дядюшка Римус?
— Никого тогда не было дома, одни только маленькие крольчата. Старый Кролик работал в огороде, а Матушка Крольчиха отлучилась за чем-то по соседству. Маленькие крольчата как раз разыгрались в палочку-выручалочку, как вдруг в дом вошел Братец Лис. Крольчата были такие жирные — у него и слюнки потекли. Но он побоялся тронуть маленьких кроликов без всякой причины.

А крольчата перетрусили насмерть. Они сбились в кучу, сидят, во все глаза глядят на Братца Лиса. А Лис все сидит и думает, к чему бы придраться, чтобы их скушать. Вдруг увидел — стоит в углу большая палка сахарного тростника. Прочистил он горло и говорит так нахально:
— Эй, вы, долгоухие! Отломите мне от этой палки кусок, да побольше.
Крольчата мигом схватили тростник и ну трудиться над ним и потеть. Но толку было мало. Они не могли отломить ни кусочка. А Братец Лис и не взглянет будто. Знай покрикивает:
— Ну, поживей, поживей там! Долго я буду ждать?
А крольчата возились, возились, пыхтели, пыхтели над палкой, пыхтели — никак не могли ее разломать.
Вдруг услыхали они — маленькая птичка поет над крышей дома. А пела эта птичка такую песню:

Дружно зубками грызите,
Дружно зубками точите,
Проточите, пропилите,
И согните, разломите!
Крольчата обрадовались и ну грызть палку. Старый Братец Лис на ноги не успел вскочить — уж они притащили ему большущий кусок сладенького тростника.
Вот сидит Братец Лис, все раздумывает, к чему бы придраться, чтобы можно ему было съесть маленьких кроликов. Вдруг вскочил, снял со стены сито да как крикнет:
— Эй, вы, долгоухие! Сбегайте на ручей, притащите в сите воды!
Крольчата во весь дух — к ручью. Зачерпнут ситом воду, а вода убегает; зачерпнут, а вода убегает.
Сели крольчата, заплакали. А на дереве сидела птичка. Она и запела. Вот какую песенку она пела:

В сито листьев наложите,
Глиной дырки залепите,
Да скорее, поспешите
И тащите воду в сите!
Тут вскочили крольчата, промазали сито глиной, чтобы держало воду, притащили воды Братцу Лису. А Старый Лис озлился, ткнул ногой в большое бревно и сказал:
— Эй, вы, долгоухие! Живо бросьте в огонь это бревно!
Запрыгали крольчата вокруг бревна, пыхтели, пыхтели — никак не подымут. Тут на заборе запела птичка. И вот она спела какую песню:

Поплюйте на лапки
и разом толкните.
Толкайте, пихайте,
сперва покачните,
А после катите, катите, катите!
Только успели они подкатить бревно к огню, глядь — прискакал их папка, и птичка улетела прочь.

Братец Лис увидал, что дело не вышло.
— Надо мне, Братец Кролик, идти, — сказал он. — Я на минуточку забежал, проведать, все ли у вас здоровы.
— Да ты не спеши, Братец Лис, — отвечает Кролик. — Оставайся, закусим вместе. Братец Волк давно не заходит ко мне, а вечера нынче долгие. Вот как соскучился!
Но Братец Лис застегнул потуже воротник и побрел домой.

— И ты лучше беги домой, сынок, потому что твоя мама давно уж выглядывает в окошко — дожидается своего сынка.

Страницы: 1 | 2 | 3