В гостях у Матушки Мидоус

Джоэль опять приготовился слушать, а дядюшка Римус взял кочергу и сдвинул головешки, чтобы веселей полыхал огонь. А потом начал:

— Ты знаешь, конечно, что Кролик был не в ладах с Коровой с тех пор, как выдоил у нее молоко.
Вот один раз, когда она гналась за ним, да так быстро, что перебежала через собственную тень, Братец Кролик надумал свернуть с дороги и навестить своих добрых друзей — Матушку Мидоус с девочками.
Скок да скок, скок да скок, и вдруг Братец Кролик видит — под кустом лежит Братец Черепаха.
Остановился Кролик и постучался в крышу дома Черепахи. Ну конечно, в крышу, потому что Братец Черепаха всегда таскает с собой свой дом. В дождь и в вёдро, в зной и в стужу, когда б ты ни встретил его и где б ни нашел — всюду с ним его славный домик.
Так вот, Кролик постучался в крышу и спросил, дома ли хозяин. А Братец Черепаха ответил, что дома.
— Как ты поживаешь, Братец Черепаха?
— Как ты поживаешь, Братец Кролик?
Потом Кролик спросил:
— Куда ты ползешь, Братец Черепаха?
А тот отвечает:
— Просто так, гуляю, Братец Кролик.
Тут Кролик сказал, что собрался в гости к Матушке Мидоус, и спросил, не хочет ли Братец Черепаха отправиться вместе с ним.
— Отчего же, можно, — ответил Братец Черепаха, и они пошли вдвоем.
Поболтали дорогой всласть, и вот уж они пришли. Матушка Мидоус с девочками встречают их на пороге и просят входить, и они вошли.
Братец Черепаха такой плоский, что ему неловко было на полу, и на стуле тоже ему было слишком низко. Вот, пока все искали, на что бы его посадить, Братец Кролик взял его и положил на полку, где стояло ведерко. Братец Черепаха разлегся там так важно, будто индюка проглотил.

Ясное дело, зашел у них разговор о Старом Лисе, и Кролик принялся рассказывать, как он оседлал Лиса и какой замечательный из него получился верховой конь. И все хохотали до упаду — Матушка Мидоус с девочками и Братец Черепаха. А Кролик сидел в кресле, покуривая свою сигару. Откашлялся он и говорит:
— Я б и сегодня приехал на нем, только я задал ему третьего дня такую скачку, что он охромел на одну ногу. Боюсь, придется его теперь и вовсе сбыть с рук.
Тогда сказал Братец Черепаха:
— Ну что ж, если ты вздумаешь продавать его, Братец Кролик, продай его кому-нибудь подальше, потому что он уж очень надоел нам в наших краях. Только вчера я встретил Братца Лиса на дороге, и представьте, что он сказал мне! «Эй, — крикнул он, — вот и ты, Грязнуха-Ползуха!»
— Ужас какой! — воскликнула Матушка Мидоус. — Слышите, девочки? Старый Лис обозвал Братца Черепаху «Грязнухой-Ползухой»!
И все прямо ахнули, как это Лис посмел обидеть такого милого человека — Братца Черепаху! А пока они ахали и возмущались, Лис стоял у задней двери и подслушивал.

Много неприятного услышал Братец Лис, и вот вдруг он всунул голову в дверь да как крикнет:
— Добрый вечер, друзья! Как поживаете? — и как прыгнет к Братцу Кролику!
Матушка Мидоус с девочками — те подняли крик и визг, а Братец Черепаха подполз к краю полочки и свалился оттуда — да как плюхнется Лису на макушку! Он вроде как бы оглушил Лиса.

А когда опомнился Лис, все, что он увидел, — это котелок с овощами, перевернутый кверху дном в очаге, и сломанный стул. Братец Кролик исчез, и Братец Черепаха исчез, и Матушки Мидоус с девочками тоже как не бывало. Кролик забрался в трубу — вот почему котелок перевернут был в очаге кверху дном.
Братец Черепаха заполз под кровать и притаился за сундуком, а Матушка Мидоус с девочками выскочили во двор.

Лис осмотрелся по сторонам и пощупал свою макушку, куда угодил ему Братец Черепаха. А Кролика и след простыл. На беду, дым и зола доняли Кролика, и вдруг он как чихнет: апчичхоу!

Страницы: 1 | 2